Интервью →

Олег Протасов: "С детства хотел забивать!"

20-01-2012, 23:41 admin  

Олег Протасов: "С детства хотел забивать!"Знаменитый голеадор и тренер рассказывает о себе, Лобановском, Блохине, «Кайрате», Пехлеваниди, Шевченко, премиальных в сборной СССР и о многом другом…

Прохаживаясь по расположенному в пригороде Афин учебно-спортивному центру Олега Протасова, я пожалел о том, что не взял с собой спортивную форму.

– Да, в таких условиях тренироваться – одно наслаждение, – словно прочитав мои мысли, заметил друг детства Вадим Полянский, бывший футболист, выступавший за команды мастеров Казахстана и Украины.

С ним нельзя было не согласиться: популярный в прошлом игрок сборной СССР оборудовал свой комплекс на славу: площадка для мини-футбола и поле с расчетом игры 8x8 выложены современным искусственным покрытием и в ночное время освещаются прожекторами. За воротами расположены места для зрителей, в уютном здании, увешанном фотографиями легендарного голеадора и его друзей-партнеров, размещаются офис, раздевалки, душевые и кафе…

За стойкой бара мы познакомились с нашими соотечественниками – Екатериной, она работает в клубе Протасова, и ее другом Дмитрием. Они родились и выросли в совхозе имени Томаровского, что близ Алматы. Узнав, что мы земляки, очень обрадовались. Дима просил передать большой привет своему первому тренеру Константину Ивановичу Муратиди, а Екатерина – всему Табаксовхозу. Из их слов мы узнали, что этот футбольный центр пользуется популярностью и желающих сразиться на зеленых коврах всегда предостаточно.

Любители футбола приезжают коллективами, устраивают турниры, просто приходят позабавиться с мячом, словом, поля не пустуют. Не секрет, что большую роль в привлечении посетителей играет то, что искусственные газоны выложены покрытием последнего поколения, и главную, конечно же, – имя владельца. Протасов. Эта фамилия звучит до сих пор не только в среде болельщиков постсоветского пространства, но и в Греции, и не случайно многие поклонники популярной игры, арендуя поля его академии, просят Олега составить им компанию. Получив эту предварительную информацию о своем собеседнике, еще раз мысленно обругал себя за то, что не прихватил футбольную экипировку, а то бы обязательно попросил забивного форварда «продать» пару финтов и поделиться секретами результативности на практическом занятии. Думаю, урок прошел бы плодотворно. Внешне Олег выглядит, как и в лучшие свои годы: строен, энергичен, подтянут, чувствуется, что находится в хорошей спортивной форме и ему легко на личном примере продемонстрировать элементы футбольного мастерства.

Разговор у нас тогда получился довольно продолжительным и душевным, и я надеюсь, что запись той беседы, сделанной в сентябре 2002 года, будет интересна нашим читателям и сегодня. Тем более что в Интернете это интервью размещается впервые.

Иностранный коуч – шаг к обогащению

– Олег, приглашение тренера-иностранца в клуб или сборную – это, по-твоему, большой шаг вперед в плане общего развития футбола в стране или просто метод достижения определенных целей отдельно взятой команды?
– Смотря, в какой стране.

– Например, в Украине?
– Ты имеешь в виду работу Скалы в "Шахтере"? Приглашение итальянского специалиста на хороших, даже по европейским меркам, условиях привело к тому, что об украинском футболе заговорили в Европе с еще большим уважением. Читая о Скале, понял, что он не звездный коуч, а простой и приземленный трудяга, и ему легко удалось найти общий язык и с руководителями, и с игроками.
Думаю, какой-то толчок он даст, безусловно, и клубу, и футболу в целом. Но кардинальные изменения вряд ли произойдут. А к положительным моментам можно отнести то, что он принес в украинский футбол новую философию. Весь мир считает Лобановского великим тренером. Мы на его идеях воспитывались и проникнуты ими, но, я думаю, пусть проповедуются и другие идеи.
На мой взгляд, из всех европейских чемпионатов самый интересный и увлекательный – это испанский. Чем он мне симпатичен, так это тем, что у каждой команды своя футбольная философия, свой стиль, свой взгляд на игру. Идет взаимное обогащение клубов, как в свое время у нас в СССР: играли самобытные коллективы высшей лиги из разных республик Союза. А пока Украина – это Украина Лобановского. Практически все тренеры тесно контактировали с Валерием Васильевичем и продолжают работать по его системе. Не исключено, что и Скала почерпнет что-то полезное и интересное для себя из наследия мэтра, да и сам внесет свои новшества, которые обогатят украинский футбол.

– А ты следишь за чемпионатом Украины? Если да, то оцени его уровень.
– В силу известных причин до уровня ведущих европейских первенств Украине еще далеко. Сейчас нет ярких личностей, игроков, на которых бы ходил народ. Большинство талантливых, не успев сверкнуть, сразу же уезжают за границу. Поэтому состав участников примерно равный, с двумя постоянными фаворитами – "Динамо" и "Шахтером".

Шевченко – лучший игрок

– И все равно Украина не оскудела талантами. Взять тех же Реброва и Шевченко. С высоты своего опыта ты бы мог сравнить уровень исполнительского мастерства вашего и нынешнего поколения украинских футболистов?
– Шевченко на сегодня для меня – лучший футболист, и его не зря в Европе считают звездой. Я бы назвал Андрея одним из сильнейших игроков, которых за всю историю дала Украина. Реброва к таковым не отношу. Если проводить сравнения, хотя, может быть, я и не прав, но все же в нашем поколении было больше мастеров с большой буквы. Они, конечно, не так громко и феерично заявили о себе, как Шевченко в "Милане", но тот же Блохин, Веремеев, да и другие игроки "Динамо" (Киев) 70–80-х годов оставили свой след в футболе как выдающиеся мастера в играх за клуб и за сборную. Да и достижения у них были весомые.

– Еще до подписания контракта Шевченко с "Миланом" в разговоре с Леонидом Буряком я поразился тому, что он был невысокого мнения об игре Шевченко. "Вы его вблизи не видели", – примерно так звучали слова известного в прошлом игрока сборной СССР.
– Я не удивляюсь этому. У каждого может быть свое мнение...

– Как ты считаешь, за счет чего Шевченко удается так много забивать?
– За счет таланта. Он умеет играть в футбол. Ему это дано от природы. Пусть он не выделялся оригинальной техникой, может быть, как и я, как и Блохин, – мы тоже к числу футбольных вундеркиндов не относились. Если у тебя есть момент и ты поражаешь цель, значит, ты игрок, и Шевченко использует все шансы. Он умело использовал возможность попасть в один из сильнейших клубов мира и заключить на тот день самый громкий контракт. За него заплатили баснословную по тем временам сумму, и он оправдал надежды. Этот факт говорит сам за себя, его считают лучшим и специалисты, и соперники, и журналисты, и болельщики.
Он крепко стоит на ногах, выигрывает жесткие единоборства, уверенно контролирует мяч. У него низ­кий центр тяжести, постоянно нацелен на ворота, голевое чутье развито. Кроме этого, Андрей умеет завести и повести партнеров за собой. Вспомните матч, когда он с "Лацио" вышел и забил три мяча. С таким настроем Шевченко выходит на каждую игру. У него энергичные движения, мимика, глаза – все говорит о жажде гола. Весь внешний вид и стремление атаковать и забивать превращают его в лидера-голеадора. Он на плаву, несмотря на то, что в Италии существуют свои подводные течения, и не всем нравится, что легионер из Украины сильнейший, и не все его любят. Я прекрасно понимаю, как ему нелегко, потому что на себе испытал подобное давление, выступая в Греции.



Мат, кумиры, мечты…

– В одном из интервью ты заявил, что тебе нравилось, когда с трибуны звучал мат...
– Я помню это интервью, но не думал, что журналист именно фразу о мате вынесет в заголовок. Дело в том, что, когда отец водил меня ребенком на игры "Днепра", мне нравилась атмосфера, царящая на стадионе. Голы, полные трибуны, зеленое поле, окружение взрослых, и я чувствовал себя равным, вместе с ними переживал за любимую команду. И когда они матюгались, – а дома у нас не ругались, и ругаться вообще строго воспрещалось, а на трибунах эмоции ярых поклонников всегда сочетаются с матом, – я ощущал себя сопричастным и к многотысячной армии болельщиков, и к игре, и к взрослой жизни.

– В такие минуты мечталось самому выйти на поле?
– Да, я с детства хотел быть футболистом, хотел забивать голы, которые бы заставляли вскакивать десятки тысяч людей со своих мест и после моего точного удара кричать: "Гол!" И всегда говорил, что обязательно буду футболистом, но расстраивался, что не совсем футбольная у меня фамилия. Вот Поркуян (в те годы популярный игрок "Днепра". – Прим. авт.) звучит, а Протасов – нет. Отец, конечно, смеялся, и еще я ему как-то сказал: жаль, папа, что ты не увидишь момента, когда я буду играть в высшей лиге. Он удивился, а я объяснил: это ведь будет не скоро, ты не доживешь. Слава Богу, мой отец дожил до того момента, когда я уже завершил карьеру.

У Японии широкие перспективы

– Многие звезды на закате своей карьеры получали приглашение поиграть в Стране восходящего солнца, ты тоже выступал в Японии, и впечатлений, наверное, набрался много. Поделись...
– Пребывание в Японии – очень интересный период в моей жизни. Два года я там поиграл, и у меня прекрасные воспоминания об этой стране, ее культуре, народе, да и о своем клубе "Гамбе" из Осаки. Чемпионат, конечно, не на самом высоком уровне. В клубы 1-й лиги приглашают квалифицированных тренеров, известных футболистов. Организация соревнований на высочай­шем уровне – любой матч превращался в первоклассное шоу, поэтому народ валил на стадионы. Играть в такой обстановке – одно удовольствие. Прекрасные условия, поля, тренировочные базы, гостиницы – все по высшему разряду. Полюбил японскую кухню, сейчас мое любимое блюдо – суши. Отношение окружающих к легионерам самое радушное и уважительное. И на спортивных аренах, и в командах. На сайте "Гамбы" до сих пор можно найти мою фотографию.

– При таком подходе можно надеяться на процветание популярного вида спорта. Выходит, успех на ЧМ-2002 японской сборной не случаен и у японского футбола широкие перспективы?
– Несомненно, японцы вкладывают огромные деньги, и они обязательно получат отдачу в виде успехов на международной арене, здорового поколения людей и развитой футбольной индустрии. Как пятьдесят лет назад никто не мог предсказать, что лучшая бытовая техника и автомобили будут производиться в Японии и Корее, так и сейчас никто не поверит в футбольные перспективы этих стран. Но прошедший мундиаль показал, что и корейцы, и японцы прилежные ученики и им по силам состязаться с грандами.

Васильич – великий тренер

– В этом году ушел из жизни Валерий Васильевич Лобановский. Ты играл под его руководством. Каким он остался в твоей памяти?
– Он был и остается великим тренером. Все мы считали за честь выступать в команде, представляющей 15 республик. Также и для тренера сборной Союза. Если он возглавил дружину СССР, значит, считается лучшим в стране, занимающей одну шестую часть суши. Я всегда с боль­шой теплотой вспоминаю рабочие моменты и наше общение за пределами поля. Я счастлив, что жизнь свела меня с Валерием Васильевичем. Он мне многое дал и как человеку, и как футболисту. Он верил в меня и видел во мне именно того нападающего, который подходит под его модель игры и может решать конкретные задачи и выполнять те установки, которые он давал. В его представлении сформировался образ современного игрока атаки, я стремился действовать на зеленом прямоугольнике так, как того требовал Васильич. При Лобановском нападающий должен был уметь отлично выполнять оборонительные функции и отрабатывать от своих до чужих ворот. Поэтому не все могли выполнять задачи, поставленные им.

– Лобановский мог менять тактику по ходу игры в зависимости от обстоятельств?
– Тактических схем он разработал немало, но во время одного матча мы редко меняли тактику. В основном план наших действий выбирался до матча, мы хорошо изучали соперника, анализировали его сильные и слабые стороны и практически знали, как против него сыграть, и очень редко приходилось отступать от предыгровой установки. Конечно же, вносились коррективы, небольшие перестановки, смена позиций имела место, но это нельзя считать изменением тактики. Если мы решали играть на контратаках, то в принципе мы выполняли полученное задание до финального свистка. Если мы играли с более сильным соперником, то мы никак не могли поменять контратаки на прессинг.

Самый памятный матч

– В твоем послужном списке много увлекательных футбольных баталий – игр в чемпионатах различных стран, матчей чемпионата мира и Европы. А какой самый запоминающийся?
– Для меня незабываемая игра – полуфинал чемпионата Европы 1988 года, когда мы в красивом стиле обыграли итальянцев – 2:0. Мы тогда с Геной Литовченко отличились. Валерий Васильевич всех нас опросил, и устно, и письменно, готовы ли мы прессинговать, и была выбрана тактика всеобщего давления на противников на каждом участке поля. Мы знали, что итальянцы не любят такую игру, и взяли их в оборот с первых минут. Выложились все полностью, без остатка. А накануне нам раздали анкету, где стоял вопрос: "Считаешь ли ты, что лучший способ выиграть у итальянцев – прессинг?" Практически все ответили утвердительно. То есть, подписываясь, каждый из нас подтверж­дал тренерскому штабу свою готовность пахать в течение 90 минут, то есть вдвойне трудиться и постоянно висеть на ногах соперника.

Лобановский был прав

– А у Лобановского никто не освобождался от черновой работы. Даже Блохин...
– Лобановский никому поблажек не давал. Потому и говорил, что такому футболисту, как Роналдо, в его команде места бы не нашлось, потому что бразилец не умеет обороняться. Но мне кажется, что сейчас и Роналдо не гнушается черновой работы. Вспомните, как он забил первый гол команде Германии в финале. Он пошел на обводку и потерял мяч, но не остановился, а тут же раз­вернулся, вступил в борьбу с защитником, выцарапал кожаную сферу и переадресовал Ривалдо. Тот пробил по воротам, и мяч, отскочивший от Кана в сетку, добил сам Зубастик.

– Каждый чемпионат мира – непросто веха в истории футбола, он и ориентир для тренеров. По-твоему, в каком направлении будет развиваться популярная игра?
– Вспоминая Валерия Васильевича Лобановского и его видение игры, хочется сказать, что футбол движется по тому пути, который он предсказывал. Кубок мира в Японии и Корее наглядно продемонстрировал отличную функциональную подготовку лучших команд мира, прекрасную взаимозаменяемость. Быстрота, четкие командные действия преобладали даже в игре сборной Брази­лии. У подопечных Сколари чувствовалось прекрасное сочетание высококлассных индивидуальных и командных действий. Именно такой манеры игры придерживались понравившиеся мне сборные США, Кореи, Турции.

Тестю палец в рот не клади

– Лобановский проповедовал универсализм, и прошедший чемпионат подтвердил, что он оказался прав...
– Что касается командной игры в целом, то да, но что касается решающих матчей и голов, то это спорный вопрос. Пока судьбу чемпионатов решают не универсалы. Вот мой тесть Евгений Филиппович Лемешко говорит, что, кто бы кого ни заменял на различных участках поля, голы все равно в первую очередь должны забивать нападающие. Лучшие форварды – это те, которые приносят победы.

– Кстати, где он сейчас?
– Отдыхает. Возглавляя различные украинские клубы еще со времен СССР, он оставил свой замет­ный след в футболе.

– Многие знают его как оригинальную личность, обладающую даром непревзойденного остряка и рассказчика. Помнится, по всем командам Союза от второй до высшей лиги ходила история о том, как Лемешко после неудачного матча в высшей лиге харьковского "Металлиста", возглавляемого им, ехал с игроками на командном автобусе. На красном сигнале светофора они поравнялись с ассениза-торской машиной, и наставник харьковчан из окна поприветствовал водителя словами: "Привет, коллега!" Шофер отреагировал недоуменным взглядом, а тренер ему тут же разъяснил: "У тебя, как и у меня, полная машина говна". И подобных высказываний и сравнений, вызывающих хохот у окружающих, у твоего тестя множество. Он не собирается писать мемуары?
– Нет. (Смеется.)

Прячься! У мяча – Пехлеваниди

– Олег, ты за годы выступлений в высшей лиге в составе "Днепра" и киевского "Динамо" не раз играл с "Кайратом". Кого бы ты мог выделить в составе нашей дружины?
– В Казахстане я играл и за сборную СССР, правда, ветеранов, в новой столице Астане. С вашей республикой меня связывают приятные воспоминания. С Фанасом Салимовым мы вместе за "молодежку" играли. Мне всегда нравилась Алма-Ата. Красивый, зеленый, чистый город в обрамлении гор. Люди – приветливые и доброжелательные. "Кайрат" считался довольно прилич­ным соперником. Мы ехали на выезд с опаской. Клуб ваш показывал быструю, современную техничную игру. Интересный коллектив с яркими индивидуальностями. Ребята с характером, и матчи они выдавали увлекательные. Из всех кайратовцев в первую очередь выделю Евстафия Пехлеваниди. Он был самым острым и забивным форвардом в "Кайрате", а о его штрафных, на­верное, до сих пор вспоминают не только стражи ворот, которым он забивал, но и все голкиперы, кто испытывал мощь его колотушек. На установках вратарей и защитников предупреждали о его сумасшедших ударах, но, как бы его опекуны ни старались, без нарушений вблизи ворот не обходилось. А если уж Стас выходил на ударную позицию или бил со стандартов, то тут только прячься.

– А ты поддерживаешь с ним связь здесь, в Афинах?
– Да. Он частенько приходит к нам со своими ребятами поиграть.

Звезды советского футбола (два Олега: Блохин и Протасов) перед товарищеской встречей ветеранов сборной СССР с «Женисом» в Астане 10 июня 2000 года

Блохин взял паузу

– На всем постсоветском пространстве внимательно следят за тренерской карьерой отечественных звезд. Блохин в Греции добился успехов, возглавляя известные дружины, и вдруг остался не у дел, покинув "Ионикос". В чем причина?
– Олег по праву считается одним из уважаемых и преуспевающих тренеров, но в каждой ситуации есть свои положительные и отрицательные стороны, и с каждой командой у Олега складывались особые взаимоотношения, которые мне не хотелось бы комментировать. Он прошел через все ведущие клубы страны, и, видимо, наступил период, когда необходимо взять паузу, чтобы все шло своим чередом. И, может, через некоторый промежуток времени его услуги понадобятся греческому футболу. Кстати, он недавно приезжал в наш центр и пригласил меня на праздник, посвященный его 50-летию, который пройдет в Киеве.

– Кроме Блохина с кем ты еще общаешься?
– Поддерживаю отношения со всеми друзьями: и с теми, кто трудится в бывшем Союзе, и с теми, кто находится за границей. Перезваниваемся, по мере возможности встречаемся. С удовольствием при­нимаю приглашения выступить за ветеранов сборной СССР.

Причина провала в Италии и самые большие премиальные

– Несмотря на массу критики, советский футбол во второй половине 80-х котировался на мировой арене. Его авторитету способствовала победа киевлян в розыгрыше Кубка кубков в 1986 году, качественная и искрометная игра сборной СССР в том же сезоне на чемпионате мира, золотые медали наших олимпийцев в Сеуле и серебро главной команды страны на чемпионате Европы в 1988 году в Германии. Все ожидали, что в Италии на мундиале-90 национальная сборная войдет в число сильнейших дружин планеты, но вам тогда не удалось даже выйти из группы. Чьей вины здесь больше?
– Команда готовилась по плану, принесшему успех в европейском первенстве. Тренировались на износ, через не могу, по два раза в день. По замыслу тренерского штаба, руководимого Валерием Васильевичем, мы должны были выйти на пик формы по ходу турнира и к решающим встречам обрести свои лучшие кондиции. По программе мы намеревались победить румын даже на фоне усталости. С аргентинцами предполагали сыграть вничью и в худшем случае не исключали воз­можность поражения. Камерунцев же должны были обыграть – кровь из носа.
Вышло так, что первая же встреча с румынской дружиной оказалась ключевой. Чтобы их победить, надо было ощущать хоть какую-то свежесть и легкость, а мы на поле вышли с тяжелыми, перегруженными мышцами. Это я прекрасно помню. У всех огромное желание сражаться, а ноги не шевелятся. Все игроки до одного потом жаловались, что не могли ноги от земли оторвать. В итоге получилось, что в своем главном матче мы потерпели поражение. Во второй игре уступили аргентин­цам в какой-то мере из-за предвзятого судейства, ну а крупная победа над камерунцами не помогла нам пройти дальше. А если бы вышли из группы, могли неплохо выступить.

– Что ни говори, а во времена СССР футболисты первой команды у нас в стране пользовались почетом и уважением. Да и материальными благами их обеспечивали в те годы хорошо. Это все знали. А вот суммы премиальных не разглашались. Сейчас ты можешь сказать, за какую игру или турнир вам больше всего заплатили?
– В 1986 году в Мехико мы получили по 6–7 тысяч долларов, а самое большое денежное вознаграж­дение – больше 20 000 немецких марок – нам выделили после успешного выступления в отборочном цикле и финальной части чемпионата Европы 1988 года. Тогда сборная Союза в Германии стала серебряным призером. Нынешнее поколение футболистов может посмеяться над этой цифрой, если ее разделить на количество матчей. Мы же в те дни чувствовали себя самыми богатыми.


Больше футбольных упражнений

– После окончания чемпионата мира ты подписал контракт с греческим "Олимпиакосом" и с тех пор играл за границей под руководством разных тренеров. Не кажется ли тебе, что в зарубежных клубах используется больше футбольных упражнений, начиная от разминки, нежели у наших отечественных тренеров?
– Это действительно так. И разминочный комплекс у всех клубов чисто футбольный, и дети по их системе тренируются. А нас в свое время беготней и легкоатлетическими занятиями буквально замучивали.

О сыновьях и ностальгии

– У тебя растут два сына. Можно ли надеяться, что они продолжат славные дела и традиции, заложенные папой и фамилия Протасов вновь зазвучит?
– Если они проявят способности, то против не буду. О таланте трехлетнего Илюши пока судить не берусь, а семилетний Никита по сравнению с папой какой-то нежный. Видимо, слишком комфортные условия в капиталистической среде и в обеспеченной семье дают о себе знать. Наших пацанов, и меня в том числе, закаляла улица.

После интервью мы с Вадимом, также принимавшим активное участие в беседе, посидели в кафе и прямо из-за столика понаблюдали, как самоотверженно сражаются любители на французском покрытии, мало чем отличающемся от естественного газона. Почитали журналы, где рассказывалось о "клубе Протасова", и, еще раз посмотрев, словно в музее, исторические снимки, среди которых самое почетное место занимали фотографии бомбардиров – обладателей бутс из благородных металлов, мы приняли предложение Протасова подбросить нас на его "Мерседесе". Уже в салоне авто Вадим поинтересовался, не мучает ли Олега ностальгия.

– "Ностальгия" – это греческое слово, состоящее из двух частей. "Ностос" – возвращение домой и "алгос" – тоска по родине. Его часто неправильно употребляют, с болью переживают разлуку с родными местами те, кто в силу разных причин не может вернуться к отчему дому. Я же в этом плане проблем не испытываю. Здесь моя семья, любимая работа. Родные люди в любой момент могут приехать, если надо, то я прилечу погостить. Причин для тоски и грусти не вижу.



Архив публикаций

Опрос
Какие футбольные материалы Вы предпочитаете более всего?

Новости
Результаты матчей
Статистческие данные
Интервью
Аналитические статьи
Видеоматериалы
Фотоматериалы



Календарь
«    Январь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

ЛЕНТА

Админцентр



© 2005-2010 Футбольный портал WorldOfFootball.
Все права сохранены.

О проекте · Коментарии · Обратная связь · Статистика


/tr+